?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Rada and Alexander Bukhman Gallery Previous Previous Next Next
Манхэттен - jester_ab
jester_ab
jester_ab
Манхэттен
Летний, потный, в шортах и коротких юбках, в голых черных и белых татуированных телах, в желтых пятнах такси, в переполненных урнах, в овощных и фруктовых тележках, пересыпанных помидорами и черешней, в непрерывной толчее, в грохочущей подземке, в лужах с отражениями небоскребов, в забитых бешено дорогих парковках и велосипедах, прикованных к таксометрам, летящий, смеющийся, матерящийся, скалящийся, валяющийся на траве, обвисший страдающими от жары породистыми собачьими языками - Манхэттен.

Мы устроились за одним из трех маленьких столиков в нише между двойной дверью и углом веранды ресторана, занимающей пол-тротуара на углу Columbus авеню и 72-й улицы. Это совсем недалеко от парка. Стены веранды и сама дверь в деревянной обойме – прозрачные, стеклянные, и улица плывет перед глазами. Воскресенье. Позднее утро. Brunch.
Мой молодой спутник сидит спиной к стеклу. Ему интереснo следить за официантами, лавирующими с подносами в темной глубине ресторана. Я же могу наблюдать за ним и улицей одновременно. Ему за двадцать, но на вид не дашь больше восемнадцати. Он в том счастливо-пресыщенном возрасте, когда хороший бургер с жареной картошкой интересует больше, чем порхание юбочек за окном. Мне с моей сединой и бесом, выворачивающим ребро, мелькание ножек просто необходимо для поднятия общего жизненного настроения.

Соседний столик не занят, а через один, у самого окна - две женщины, нарочито небрежно одетые, в тапочках на босу ногу, подчеркивающих принадлежность к этому фешенебельному району. Дамы ведут великосветскую беседу, и я старательно не прислушиваюсь.
Приплывают тарелки с огромной традиционной американской котлетой для моего приятеля и салатом Nicoise для меня. Как вы прочитали? Вот и я так же, а на самом деле, читать это надо как нечто среднее между Нисуа и Нисва, то есть просто квакнуть по-французски последний слог. Поверх свежей зелени, рядом с черными пряными даже на вид маслинами, яркими двуцветными дольками отварного яйца и росистыми кружками помидор, небрежно расположились сочные, слегка обожженные на гриле кусочки тунца. Передо мной раскрывается огромный резиновый рот и наползает на пятислойный бургер, как удав на кролика. Я подхватываю вилкой кусок рыбы в завитушках салатных листьев, и несколько минут мы молча с удовольствием жуём. Как хорошо иногда наслаждаться паузой в компании приятного собеседника, особенно за вкусной едой.
Милая девушка-официантка приносит мне «мимозу» – это шампанское с холодным апельсиновым соком, а мой приятель, как и полагается настоящему мужчине, заказывает “screwdriver” – смесь того же сока с водкой. Мы потягиваем из трубочек, и на душе становится еще лучше.

Прерванный разговор возвращается к Нью-Йорку. Я не был здесь четыре года и впервые в этом районе Манхэттена. В моей провинции люди закованы в автомобили, как средневековые рыцари в свои панцири, так что фигур и лиц почти не разглядеть. А разглядев, чаще всего хочется заковать обратно. Здесь же толпа на улицах может сравниться разве что с толпой в крупных американских аэропортах или, даже скорее, с толпой на космодромах из фантастических голливудских фильмов. Люди всех цветов, вероисповеданий, стилей одежд или совсем без одежд, на коньках и на босу ногу, гладко выбритые и небритые никогда, с конскими хвостами на голове или в изящных шляпках несутся навстречу друг другу... нет, не навстречу – насквозь, совершенно друг друга не замечая. Зато я, провинциал, замечаю людей и потрясающих собак, почти таких же разных, как их поводыри.

- Это еще что, - говорит мой опытный спутник, перемалывая молодыми зубами сочную котлету, - ты бы видел их зимой в свитерах и шубках.
- Кого, девочек?
- Ага, девочек... тебе надо идти к психологу по сексуальным вопросам. Собак, собак конечно!
- А-а..
- Но девочки здесь, правда, ничего, - подмигивает он, - смотри на этих, - и смешно вздергивает брови, указывая ими куда-то назад.

Я вижу занятную картинку. Прямо за спиной моего собеседника за стеклянной витриной – группка девушек. Видны только ножки и упруго натянутые майки, зато головы заслонены длинной поперечной рамой между стеклами. Достаю фотоаппарат (кто же едет в Нью-Йорк без фотоаппарата), делаю портрет в интерьере – мой спутник на фоне женских фигур... и морозом по коже продирает страшное шипенье со стороны. Такой звук мне приходилось слышать только дважды.

Второй раз это случилось много лет тому назад, когда я гулял с друзьями и детьми в парке почти на границе с Мексикой. У края тропинки лежало огромное застывшее бревно аллигатора. Как бы это объяснить... настоящее бревно, даже давно погибшего дерева – все равно живое, мертвый муляж – сразу легко отличить. Вот такой мертвый, застывший муляж бревна с пастью и на коротких лапах лежал у края тропинки. Мы обошли его стороной, а дети, задержавшись, стали прыгать, орать, стучать палками – ну, что бы не подразнить чучело? И вдруг это чучело приоткрывает пасть и издает звук, который я услышал в первый раз...

В первый раз это случилось уже не много лет, а целую жизнь тому назад. Весна. Талый снег. Я в возрасте моего сегодняшнего собеседника стою на углу старой улицы. И вдруг с ужасом понимаю, что сверху, с крыши дома на меня несется товарный поезд. Звук нарастает невыносимой смесью шипа, свиста, грохота, и в ноги ударяет, почти сбивает на землю, струя воды, снега и сосулек из ржавой водосточной трубы.
Вот так шипел аллигатор, заставив детишек и взрослых сняться с места со спринтерской скоростью. Вот такой шип услышал я сбоку в ресторане на 72-й улице в распаренном жарой Манхэттене.

Мы синхронно поворачиваемся - я влево, мой спутник вправо - и видим возмущенно выкаченные глаза дамочек. Та, что ближе ко мне, шипит громче: “You are sssshhhhoоting teenagggggers assessssss!!!!” (ты фотографируешь задницы подростков). Мой приятель, закипая, пытается что-то объяснить, я сижу вполоборота, и объектив камеры тоже обалдело смотрит на раздвоенное вибрирующее жало её языка. “Если ты только попробуешь сфотографировать и мою задницу, - заводится сильнее она,- Я ррразмажжжжу камеру тебе по рожжжже (sssmasshhh it in your ffffaccce)”. Я вижу как мой спутник краснеет от злости, но сам прихожу в веселое настроение палача, управляющего гильотиной.

“Ну что вы, милочка, - говорю я ей, подтягивая страшное косое лезвие наверх, - есть серьезная причина, по которой я этого не сделаю”. Дамочка дергает вопросительно головой и укладывает её в полукруглое отверстие деревянной стойки над корзиной. “Дело в том, - умиротворенно продолжаю я, освобождая страшный нож, - что ваша скучная задница…(сладкая пауза на полет ножа)... не стоит даже фотографии” – отрезанная голова больше не шипит. Она в корзине.
Безголовое тело хватается за телефон, чтобы звонить в полицию, потом швыряет его на стол и куда-то убегает.

“У них проблемы в сексуальной жизни,”- философски замечает мой не по годам умудренный друг, и нам приносят восхитительный десерт.
За время впитывания нежного тирамису мной и гигантского горячего шоколадного торта с мороженым моим спутником, между нами и дамами появляется барьер из новой пары.

Пожилой, высокий, с совершенно седыми длинными волосами и усами благородного вида господин в немодных роговых очках, но тоже в породистых шортах и тапочках на босу ногу, и молодой человек лет двадцати семи, толстый, большой, в черных туфлях, мятых брюках, еще более мятой светлой тенниске и неумным выражением лица. Молодой вгрызается в закуску из куриных ножек в рыжем остром соусе и немедленно сажает пятно на рубашку в районе пупка.
Дальнейшее развивается приблизительно так:
Молодой: Зло смотрит на тенниску и еще злее на пожилого.
Пожилой: Приказывает официанту принести горячую воду и, не ожидая, сует крахмальную салфетку в свой стакан.
Молодой: Хватает салфетку и трет рыжее пятно, отчего оно расползается до неприличных размеров его живота.
Оставшаяся дамочка долго проверяет счет и расплачивается.
Пожилой: «Я тебе сейчас сам ототру.» Подскакивает к молодому и пытается оттереть пятно, отчего оно переползает с живота на грудь. Официант приносит еще один стакан с водой и утопленной в нем углом свежей крахмальной салфеткой.
Молодой (лет под тридцать!) тихо орет: «Ты что??? Ты что??? Мне в этом сегодня ходить!!! Отойди!!! Ты меня позоришь!!!»
Пожилой, садясь обратно: « Хочешь зайдем ко мне, я тебе постираю...»
Молодой реагирует, как будто его оскорбили, сжимает губы и угрожающе надвигается на пожилого поверх стола.
Пожилой не очень боится, но, на всякий случай, откидывается назад.
Обезглавленная возвращается, и обе подружки уходят, напоследок советуя мне поостеречься.
Я нежно посылаю их в баню.
Пожилому и Молодому приносят огромные тарелки с едой, и они отвлекаются от рыжего пятна.

Мы заканчиваем десерт, сетуя на то, что нет времени на Metropolitan Museum, и выходим на улицу.
Проходим квартал, вздохнув, бросаем издали взгляд на длинные флаги у входа в музей и решаем хоть ненадолго забежать в парк. Жарко. На полянках воскресное милование парочек. ”Сплетенье рук, сплетенье ног...” под жгучим июньским солнцем. Ставшие модными в Нью-Йорке велорикши, напрягая мускулистые икры, шелестят шинами своих трехколесных карет, катают пассажиров по аллеям, одновременно выполняя работу экскурсоводов. Желтые ретриверы, высунув языки, преют в расчесанных шубах, завидуя хозяйским шортам. На тихом пруду романтические лодки под ленивым наблюдением уток. Старые деревья. Тишь и благодать в центре сумасшедшего мира.

“Пошли”, - говорит мой спутник, и мы уходим из парка. На переполненной улице снова сталкиваемся с дамами из ресторана - вероятность такая же, как попасть дважды подряд в лузу, впервые играя в бильярд. Неожиданно для себя, улыбаюсь им, как старым знакомым, машу рукой и кричу что-то вроде: “Привет, девчонки, как дела?” Ответная реакция необычайно наполнена эмоциями: смесь рефлекторной улыбки, удивления, сомнения и неостывшей злости...”Нет, явно у них проблемы в сексуальной жизни ”, - подтверждает диагноз приятель, и мы ныряем в метро. Он хочет отвезти меня на юг острова, туда, где стояли мои любимые "Близнецы".

Невероятных размеров, вычищенная за четыре года дыра окружена высоким решетчатым забором. На решетках - история несчастья, фотографии, имена людей и архитектурный план нового строительства. В стеклянных башнях, над которыми возносились громады "Близнецов", теперь отражаются другие здания, карлики по сравнению с падшими гигантами. Коротышки становятся заметнее, когда исчезают великаны, но разве они в этом виноваты? Десятки прохожих, случайных и специально приехавших издалека, останавливаются и молча читают. Я фотографирую женщину в черном, и тут же резким нагоняем - громкий шепот моего спутника: “Ты что, может быть у неё здесь кто-нибудь погиб.” Мне очень стыдно - я об этом не подумал...
Мы обходим огромный, неправильной формы котлован вокруг. Сверху видно, как бегут поезда подземки по восстановленным линиям, видны жуткие срезы тунелей канализационных труб, навсегда оставшихся в земле, видна аккуратно распланированная строительная площадка.
Грустно, но вместо ощущения мрака и трагедии – есть ощущение надежды, может быть потому, что я здесь не один.

Я вспоминаю, как лет десять тому назад мы взлетали вверх на вершину 110 этажей, и веселый гид шутил с нами в лифте. Вспоминаю, как мой спутник – тогда еще совсем ребёнок - смотрел сверху на Манхэттен, держась за руку старшего брата. Десять вечных лет тому назад...

В тот сентябрьский день, наверное, тоже были экскурсии.

“Пойдем, ” - он внимательно смотрит мне в лицо. Мы проходим галереями финансового центра, роскошного здания, которому удалось не пострадать. Внутри, в зимнем саду, под пальмами играют дети. С другой стороны зимнего сада – море, ресторанчики, покачивающие мачтами лодки Манхэттенской парусной школы, волейбольная площадка, хлопки мяча и ждущие своей очереди игроки, бесконечная набережная с воскресной разморенной толпой, и вдали в дымке над водой - Статуя Свободы.

Я обнимаю своего друга, он давно выше меня ростом, думаю о том, как сильно и как мало изменился он за те двадцать с лишним лет, что я его знаю, и еще о том, что не хочу, чтобы этот день закончился.


Летний Манхэттен






















Screwdriver




Тишь и благодать в центре сумасшедшего мира












Subway




Там, где стояли "Близнецы"








В зимнем саду финансового центра








Набережная









Я думаю о том, как сильно и как мало изменился он за те двадцать с лишним лет, что я его знаю, и еще о том, что не хочу, чтобы этот день закончился


<\lj-cut>
19 comments or Leave a comment
Comments
marinaa2 From: marinaa2 Date: July 11th, 2005 04:57 pm (UTC) (Link)

:-))

тогда было здорово.
сейчас - с фотографиями - обалденно.
"один увидит камень, другой - строительный материал, третий - поэму..."
ты, Саша, из третьих.
спасибо.
From: (Anonymous) Date: July 12th, 2005 05:27 am (UTC) (Link)
БРАВО!!!!
reminor From: reminor Date: July 18th, 2005 03:12 pm (UTC) (Link)
вай как клево!!!
я-таки на Жизельку сходила
слабовато пляшут
а в Джульярд нас не пустили-безобразие и позор!!!
jester_ab From: jester_ab Date: July 18th, 2005 06:18 pm (UTC) (Link)
Мы с Мишкой в Джуллиард зашли. Последнее фото, кстати, снято рядом с Джуллиардом. Мишке нужно было выяснить кое-что по школьным делам. А потом решили подняться в комнаты для занятий, проверить какой из телефонов там работает (у меня Singular, а у Мишки Verizon). Едем в лифте на четвертый этаж, а на втором туда входит Веда Каплински зав. кафедрой фортепьяно в Джуллиарде. Вот тебе и теория вероятности. Мы с ней давно знакомы, еше с мастер классов в Тель Хайе много лет тому назад. Поздравили её с вторым местом на Клайберне, занятым её учиницей, поулыбались. Вид у неё замученный, но выглядит молодо. Сказала нам, что в здании работает только Verizon. Так что решили оставить Мишке его телефон.
reminor From: reminor Date: July 18th, 2005 11:44 pm (UTC) (Link)
мы зашли и вышли
там охранник сидел
там Яблонская-она тоже в Тель Хае была-при мне по крайней мере
jester_ab From: jester_ab Date: July 18th, 2005 11:51 pm (UTC) (Link)
Так и меня пустили только из-за Мишки. Я, честно говоря, других консерваторий с охранником не видел. В Оберлине – входи сколько пожелаешь!
enfante From: enfante Date: September 2nd, 2005 10:21 pm (UTC) (Link)
Сейчас половина третьего (ночи), а я все читаю Вас. Спать хочу ужасно. Но продолжаю. Спросим себя - к чему бы это?
jester_ab From: jester_ab Date: September 5th, 2005 08:33 am (UTC) (Link)
У меня уже пол-четвертого... ночи не скажешь, хотя и темно :-)
Сегодня вечером, т.е. вчера, вернулся из Манхэттена снова с фотографиями. Правда не знаю, когда найду время их разобрать.
azbukivedi From: azbukivedi Date: November 7th, 2005 11:13 pm (UTC) (Link)
Блин, у меня с работы фотографии не открываются. :((
Я ещё дома посмотрю.
Спасибо, это хорошо.
jester_ab From: jester_ab Date: November 7th, 2005 11:26 pm (UTC) (Link)
Жаль, я люблю эти фотки. Попробуй на БП, там это тоже есть в моем журнале
jester_ab From: jester_ab Date: November 8th, 2005 08:00 am (UTC) (Link)
Сумела увидеть фотографии? Там есть парочка, которые мне нравятся.
azbukivedi From: azbukivedi Date: November 8th, 2005 01:42 pm (UTC) (Link)
Да, из дома всё посмотрела, и фото в ЖЖ, и альбом в БП, с Марининой подачи.
Ты здорово фотографируешь. Я вот не умею совсем.
Слушай, а что ты ещё умеешь? Пишешь, фотографируешь...?? :))
jester_ab From: jester_ab Date: November 8th, 2005 02:07 pm (UTC) (Link)
Take a wild guess :-) Была бы причина к вдохновению!
azbukivedi From: azbukivedi Date: November 8th, 2005 02:20 pm (UTC) (Link)
Ну, это мы все умеем.
Я об тех талантах, которые видны большинству. :)))
jester_ab From: jester_ab Date: November 8th, 2005 07:49 pm (UTC) (Link)
Умею быть веселым, особенно когда слегка выпью. Это обычно становится заметным всем окружающим :-) А ты?
azbukivedi From: azbukivedi Date: November 8th, 2005 07:53 pm (UTC) (Link)
А я неплохо танцую и готовлю. :))
И тоже весёлая. Но не пью - и так тормозов нет.
ursego From: ursego Date: March 13th, 2006 07:52 pm (UTC) (Link)
Асилил! :-)
Посмотрел фотки - как перенёсся туда...
Кто хочет - взгляните и на мои снимки Нью-Йoрка: http://www.ursego.nm.ru/new_york.htm
jester_ab From: jester_ab Date: March 13th, 2006 08:05 pm (UTC) (Link)
Шлю медаль за доблесть! :-)) Спасибо! Фотографии обязательно посмотрю.
Посмотрите последний Рейс там хорошие фотографии сами по себе, а вообще-то иллюстраций полно почти в каждом рассказе, весь вопрос как много текста является допустимым к фотографиям :-)?
Вот тут немного техаса, стихи можно пропустить :-) Прогулка по парку в Техасе
А если серьёзно, огромное спасибо, что читаете.
From: (Anonymous) Date: May 27th, 2006 07:14 pm (UTC) (Link)

fromkiev

а я был в НЙ двадцать восемь лет назад...:))))
я об этом писал уже где-то тут http://doblevych.com/sitemap.html
если удастся это направить,я плохо это пока умею, напишу еще...
19 comments or Leave a comment